Отношение врачей к центротерапии сегодня

Используя метод центротерапии более четверти века (с 1992г.), я выявил следующие закономерности отношения к ней врачей.

Отношение врачей к центротерапии сегодня

Равнодушное. В самом начале применения центротерапии меня удивляло полное равнодушие коллег отоларингологов, работавших со мной в лор–отделении и осведомленных о моей необычной лечебной практике. Я был гораздо моложе их и при этом я использовал нос для невообразимого для них дела – лечения различных заболеваний. Как такое может быть? Почему? Откуда? Мне казалось, что эти вопросы должны возникать у каждого лор-врача, так как это не описано и неизвестно в лор-сообществе. Будучи опытными и компетентными врачами они, видимо, не могли смириться с тем, что я знаю и умею что-то бо́льшее. Предполагаю, что профессиональная ревность и амбиции, а также отсутствие знаний из другой области медицины (рефлексологии, нейрофизиологии, нейроанатомии) не позволили им снизойти до меня и узнать хотя бы что-нибудь по этой теме. Узнав о защите кандидатской диссертации, вместо поздравлений была попытка обесценить факт самой диссертации без какой-либо попытки узнать ее содержание.

Вообще среди отоларингологов я не испытывал интереса к центротерапии – они о ней ничего не знают. Имеются научные работы, опубликованные в специализированных журналах, о связи тройничного нерва, иннервирующего носовую полость с ядром блуждающего нерва. Используя этот механизм, отоларингологи объясняют рино-кардиальный и рино-бронхиальный рефлексы. Наблюдается типичная картина – специалисты «варятся в собственном соку» своей специальности.

Такое же равнодушие я наблюдаю и среди неврологов. Попытки поговорить с ними об открытых академиком Г.Н. Крыжановским единых нейропатофизиологических механизмах, лежащих в основе различных заболеваний и выделившим на этой основе целый класс заболеваний –  нейровисцеральную патологию (бронхиальная астма, невралгия тройничного нерва, нейрогенный иммунодефицит, аллергия и др.), чаще всего встречают безразличие. Лечебный механизм центротерапии как раз и направлен на устранение нарушений в первичном звене болезни – нервном центре. И что удивительно, к этому пришли фармакологи, применяя нейролептики, которые медикаментозно устраняют очаги возбуждения в эмоциогенной (мезолимбической), мотивационной (мезокортикальной) и других системах головного мозга. Их назначают не только для лечения и профилактики психических расстройств, но также соматических заболеваний (гипертоническая болезнь, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, неспецифический язвенный колит, аллергия). Антиконвульсанты также применяются при лечении бронхиальной астмы, снижая гиперактивность очага возбуждения в подкорковых структурах головного мозга. В Грузии существует целое научное направление «Нейроастма». Т.е. центротерапия и фармакология «бьют в одну точку» каждый по-своему, подтверждая истину – все болезни от нервов! Приходится с сожалением констатировать, что информация об открытиях в фундаментальных науках не столь быстро, как хотелось бы, используется на практике.

Отрицательное. Довольно часто пациенты рассказывают об отрицательном отношении своих знакомых врачей о центротерапии. Часть из них вообще настроена отрицательно к рефлексотерапии, и ничего кроме лекарственной терапии и хирургии не признает. Другая часть с порога отвергает ее по причине отсутствия какой-либо информации у врача на эту тему. Работает простая формула: не знаю – боюсь! Причина этого явления лежит в нашей биологии – значительная часть популяции любого общества должна быть консервативна, так как это важный элемент его самосохранения. Поэтому все новое и необычное вызывает сомнения и опасения. Об этом я пишу в статье «История признания центротерапии врачами».

Судьбой мне было уготовано выступить с кратким сообщением о моей лечебной практике центротерапевта перед врачами – курсантами, обучавшимися рефлексотерапии в одном столичном медицинском ВУЗе. По мере моего выступления заинтересованность курсантов возросла и посыпалось множество вопросов. Интерес курсантов можно понять – ведь я был обучен той же рефлексотерапии, но причина моей работы по французской назальной методике кроется в ее резком положительном отличии по технологичности для врача, удобстве для пациента и эффективности. Представьте, что лучше: болезненные уколы иглами (около десяти в ходе сеанса) с их неоднократным «подкручиванием», при этом продолжительность сеанса иглоукалывания около получаса, или доли секунды небольшого раздражения 1-2 «комариного укуса» в носу? Ответ очевиден. Преподаватель курсов, видя резкое падение рейтинга своей методики в глазах курсантов, довольно грубо, но настойчиво прервал мое выступление. Он увидел явное конкурентное преимущество и поступил как конкурент.

Заинтересованное. Выступая неоднократно с лекциями по центротерапии перед врачебной аудиторией, у части слушателей эта тема вызывает неподдельный интерес. Много вопросов об эффективности, противопоказаниях, лечебных механизмах. Некоторые высказывают желание обучиться методу.  Звучат традиционные вопросы о вероятных осложнениях и возможном нанесении вреда здоровью. Об этом в статье «Почему центротерапия безопасна».

Спокойное, положительное.  Общаясь с коллегами рефлексотерапевтами на семинарах и курсах, наблюдаю небольшую их осведомленность о центротерапии.  Это объясняется упоминанием о ней в любом солидном руководстве по рефлексотерапии, где центротерапии отведена роль назальной микропунктурной системы наряду с другими – ушной, краниальной (скальп), оральной (ротовая полость), мануальной (кисть), педальной (стопа). Вся информация в этих изданиях занимает в лучшем случае полстраницы. Коллеги отмечают сложность освоения центротерапии, которая требует наличия навыков ювелирного манипулирования в полости носа.

Выводы. В большинстве своем медицинское сообщество консервативно. Все новое воспринимается с трудом, проходит путь сомнений, особенно если этому не обучали в медицинских ВУЗах. В этой связи примечательна история первоначального сопротивления хирургов антисептике Дж. Листера. Его лечебная практика противоречила общепризнанному взгляду на лечение ран, согласно которому утверждалось, что при их лечении «гной полезен и желателен».

Своих коллег хочу призвать к необходимости глубокого изучения вопроса перед тем, как делать какие-либо выводы.

Центротерапевт, к.м.н. Г.П. Ржешниовецкий

Врачи
  • Врач французской рефлексотерапии (центротерапевт), оториноларинголог, клинический психолог
    кандидат медицинских наук
    опыт работы: с 1985 г.